Япония вступила на путь экономической революции

japanВ последние несколько лет в Японии ведутся активные споры об экономических, финансовых и политических действиях правительства. С одной стороны, как считают оптимисты, появилась надежда на то, что страна, наконец, сможет выбраться из 25-летнего периода экономической стагнации. А с другой, — проявляется беспокойство о том, что резкая перемена курса властей в итоге может еще более усугубить имеющиеся сегодня проблемы.

Дело в том, что новое правительство премьер-министра Синдзо Абэ применило революционный (а не эволюционный) экономико-политический подход, в результате которого могут наступить глубокие и обширные перемены. Предложены новые проекты, которые совсем недавно считались невероятными, немыслимыми и даже нежелательными (от удвоения денежной массы и до дополнительного фискального стимулирования и широкомасштабных структурных реформ). Можно констатировать, что в японской послевоенной истории проводится еще один смелый экономико-политический эксперимент.

Японские политики, демонстрируя свою решимость, запустили покупки облигаций на сумму 75 млрд. долларов в месяц. Это в три раза превышает текущий объем покупок ФРС в условиях ее режима нетрадиционной монетарной политики (в относительном выражении).

После длительной дефляции (в минувшем месяце, например, цены упали на 0.5%) правительство установило цель: в течение двух лет достигнуть значения инфляции в 2%.

Это сделано для того, чтобы избежать преждевременного изъятия средств, выделенных для стимулирования роста экономики.

Реакция на финансовых рынках проявилась незамедлительно (японский рынок акций вырос на 55%). В это же время наблюдается резкое падение национальной валюты иены (например, на 20 % по отношению к евро).

Такая политика японского правительства стимулирует резкий рост на фондовом рынке, создает благоприятные условия для внутренних инвесторов и способствует тому, что они тратят больше (экономисты называют это “эффектом богатства”). За этим должно последовать оживление корпоративного так называемого “стадного инстинкта”, который приведет к росту инвестиций в новые предприятия и оборудование, а также к росту заработной платы рабочих и окладов служащих. Однако, есть основания полагать, что Японии будет сложно набрать достаточные обороты при помощи одной только монетарной политики.

Есть опасения в том, что последствия эффекта богатства и стадного инстинкта будут нивелироваться тем, что население Японии стареет. В стране имеется ресурсов меньше, чем, к примеру, в США. Процентные ставки уже сейчас находятся на низких уровнях. По-прежнему наблюдается дефляция. Общий валовой государственный долг составляет 238% от ВВП.

В таких условиях Япония может столкнуться с экономическими и финансовыми трудностями, если политический эксперимент провалится. Это может привести к тому, что частный сектор, который традиционно отображает колоссальную внутреннюю тенденцию, перестанет инвестировать в экономику своего государства.

Действия Банка Японии прагматичны, но их явно недостаточно. Для успеха японскому эксперименту необходимы важные структурные реформы, чтобы сегменты экономики страны своевременно реагировали на изменяющиеся условия и продолжали функционировать. Кроме того, желательно, чтобы другие страны продолжительное время

закрывали глаза на обесценивание японской валюты. Это позволит японцам стимулировать замедленную внутреннюю динамику за счет значительного увеличения доли мирового рынка.

Предлагаемые реформы испытают решимость правительства, а также способность населения страны выдержать кратковременную дестабилизацию в надежде на рост экономики в долгосрочной перспективе. Таким образом, выполнение первого условия находится в руках японских граждан и их избранных представителей.

Второе же условие зависит от того, согласятся ли другие страны пожертвовать своей конкурентоспособностью в надежде на то преимущество, которое предоставит им более сильная японская экономика в среднесрочной перспективе (за счет того, что долгосрочный эффект нейтрализует ближайшие явления дестабилизации на рынке).

Поэтому остается открытым вопрос: смирится ли остальной мир со смелым политическим экспериментом Японии. А может быть, другие страны применят свои защитные механизмы.

Китай, Южная Корея, Тайвань и страны Еврозоны уже ощутили последствия девальвации японской иены в сфере торговли. Бразилия, Индонезия и Мексика также остро реагируют на движения капитала. Однако полностью осмыслить ситуацию еще не успели, потому что японская политика изменилась резко и неожиданно. Кроме того, в этих странах имеются свои внутренние проблемы. Поэтому их реакция на японскую революцию оказалась сдержанной. К тому же страны большой двадцатки по инициативе США классифицировали ее как использование “внутренних инструментов” для достижения “внутренних целей”.

Каким образом японские эксперименты отразятся на других странах, покажет будущее. У них есть возможность приспособиться и действовать двумя способами: либо отплатить японцам той же монетой, либо провести собственные внутренние реформы, которые компенсируют последствия убытков.

Существует вероятность того, что не исключены валютные войны и другие разрушительные аспекты политики “разори соседа”, поскольку мировая экономика находится в затруднительном положении.

 

 

Похожие статьи:

  1. Мир на пороге “газовой революции”
  2. Китай vs Япония: началась экономическая война
  3. Мифы про источники экономической мощи Японии
  4. Япония выбирает направление: падать или расти
  5. Япония оккупирована долларом, Китай на очереди
  6. Япония будет покупать облигации ESM и обязательства европейских государств
  7. Разочарования в цифровой революции: мы ждали, а этого нет
  8. Елена Ловен — путь успеха на фондовом рынке
Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 279 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress

HTML tags are not allowed.

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha