Создание БРИКС — попытка альтернативы Западу

У Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР разные интересы – и разные возможности. DW собрала мнения экспертов.

Аббревиатура BRICS (“S” на конце взято из английского написания ЮАР, South Africa) изначально была придумана американскими банкирами для успешного продвижения инвестиционных стратегий по вложению денег в акции из соответствующих стран. Но со временем название БРИКС обрело свою собственную жизнь, а организация под этим именем в последние дни, на саммите в Уфе, превратилась в самостоятельное политическое и экономическое объединение. Так, помимо целого ряда политических деклараций, в Уфе было принято решение о создании банка БРИКС, (он же Новый банк развития, НБР) и Пула условных валютных резервов БРИКС.

Инициатором большинства этих процессов стала Россия, но четыре остальные страны, в целом, поддержали предложения Кремля. Зачем? Как рассказал в интервью DW один из ведущих экспертов Германского общества внешней политики (DGAP) профессор Эберхард Зандшнайдер (Prof. Dr. Eberhard Sandschneider), “при всех различиях стран БРИКС у них есть один общий интерес — противостоять тому, что во всех этих странах воспринимается как опека Запада, прежде всего МВФ и Всемирного банка. Этот совместный интерес завел уже довольно далеко: от сравнительно необязательных переговоров в начале до вполне результативных встреч глав государств и решения практических вопросов внешней политики. И сейчас предпринимается очевидная попытка создать альтернативу организациям, где доминируют западные страны”.

В остальном же интересы различны. Для России, находящейся под санкциями, — это поиск новых партнеров в мире и возможность продемонстрировать Западу, что такие партнеры есть. Как отмечает эксперт Московского Центра Карнеги Александр Габуев, саммит БРИКС для Кремля — это „компенсация за полтора года дипломатической блокады“. Для Индии главный политический дивиденд — реализация ее стремления играть глобальную роль. “Индия вряд ли скоро будет включена в состав Совета Безопасности ООН”, — указывает другой эксперт Московского Центра Карнеги, Петр Топычканов, — “а используя БРИКС, Дели сможет „продвигать свою повестку на международном уровне без значительных политических и пока экономических затрат”.

И все-таки главным “тяжеловесом” в БРИКС является Китай. Так, штаб-квартира Нового банка развития будет находиться в Шанхае, а в активы банка КНР внесет 41 миллиард долларов, получив в финансовом институте простое большинство голосов. Такое же распределение будет и в Пуле условных валютных резервов БРИКС, для которого Китай зарезервирует еще 41 миллиард долларов. Бразилия, Индия и Россия приготовят по 18 миллиардов, ЮАР — 5 миллиардов.

Общая сумма проектов БРИКС — 200 миллиардов долларов — вызывает противоречивую оценку экспертов. Как напомнил в интервью российским СМИ эксперт Московского Центра Карнеги Андрей Мовчан, “общий размер системы МВФ и Мирового банка составляет 2 триллиона долларов, что намного больше чем проекты БРИКС. У банка БРИКС просто нет денег на то, чтобы заменить МВФ”.

По-другому считает Эберхард Зандшнайдер из Германского общества внешней политики: “да, выделяемые сегодня суммы невелики по сравнению с цифрами МВФ и Всемирного банка. Но ведь это проекты долгосрочные. То, что сегодня выглядит незначительным, завтра может резко увеличиться. В мировой политике важен тренд, а не ситуация на сегодняшний день”.

Впрочем, для Китая — как и для большинства других членов организации — вопрос так не стоит: “или Запад, или БРИКС”. Как отметил Зандшнайдер в интервью DW, “для Китая речь не идет о том, чтобы отказаться от сотрудничества с Западом. Речь о появлении альтернативы, которая просто увеличивает у китайцев пространство для маневра. При этом в Пекине прекрасно знают, что успех китайского экономического развития зависит, прежде всего, от стран Запада, которые по-прежнему остаются главными деловыми партнерами КНР”.

Сходятся большинство экспертов в том, что банк БРИКС станет еще одной “тренировочной площадкой” для работы управленцев из пяти стран. Причем, для китайцев это будет опыт выполнения уже не вспомогательных, а лидерских функций в международной организации.

“Если страна хочет играть значительную роль на мировой арене, то ей, конечно, нужны высококвалифицированные кадры с соответствующими навыками. Такие люди у Китая есть — например, Джастин Линь, бывший много лет ведущим экономистом Всемирного банка и один из наиболее влиятельных советников китайского правительства. Но для реализации планов Пекина таких людей недостаточно. Да, Китай, конечно, стремится обучать свои кадры. Но тут надо предостеречь от упрощения — политические дивиденды от БРИКСа для Пекина не менее важны. На наших глазах возникают международные организации, которые могут изменить соотношение сил на международной арене — и роль Запада на ней”, — считает Эберхард Зандшнайдер.

 

Deutsche Welle

Похожие статьи:

  1. Страны БРИКС будут развивать рынок капитала
  2. Страны БРИКС намерены оставить США и ЕС за дверью
  3. Страны БРИКС готовы к запуску банка
  4. БРИКС: в мире новый расклад
  5. Япония и Евросоюз хотят обговорить создание зоны свободной торговли
  6. Сколько стоит вступить в МВФ
  7. Азиатский банк приобретает реальные очертания
  8. Мир меняется: кто был сильным станет слабым
Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 287 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress

HTML tags are not allowed.

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha