Опасайтесь Евроэйфории

В условиях стагнации и политического кризиса, отчетливо вырисовывающегося на горизонте, оптимизм в отношении евро кажется неуместным.

Два набора показателей — две противоречивые истории о Еврозоне. Экономические данные кричат о том, что дела идут на лад, все лучше день ото дня: экономический рост набирает темп, стоимость займов снижается даже для стран с высоким уровнем долга. Кризис уже позади, утверждают некоторые еврократы. Однако опросы общественного мнения в преддверии выборов в Европараламент, которые должны состояться в этом месяце, на политическом фронте зреют глубокие перемены. Избиратели мягко говоря недовольны ни своими правительствами, ни Европой в целом. Растет популярность оппозиционны группировок, и в некоторых регионах они могут оказаться в лидерах. Возможно, Европа готовится проверить на прочность аргумент Токвиля о том, что самое благоприятное время для революции не в период ухудшения, а когда дела начинают налаживаться. “Бедствия и страдания принимаются смиренно, когда они неизбежны, но становятся совершенно невыносимыми, как только появляется мысль о том, что их можно избежать”. Пережив падение уровня жизни и массовую безработицу с ощущением того, что простые граждане были вынуждены оплачивать спасение банков (ситуацию усугубило совершенно бездарное антикризисное управление), у людей появилась надежда на спасение.

На этой неделе министры финансов Еврозоны поздравили Португалию с “выходом” из программы помощи — страна отказалась от “страховки” в виде займа на всякий случай. Португалия, пожалуй, слишком безрассудна в своем стремлении подражать Ирландии и Испании. Если в этих странах случится беда, они не смогут быстро получить заем, да и рассчитывать на поддержку со стороны Европейского центрального банка также не приходится, поскольку его ни разу не использованная программа покупки облигаций (ОМТ), хороша до тех пор, пока она остается простой формальностью. Но политикам нет дела до осмотрительности. Страны-должники могут с гордостью заявить о том, что они избавились от ненавистной “тройки” (ЕЦБ, Еврокомиссия и МВФ); а страны-кредиторы могут объявить о том, что предложенная ими политика фискальной консолидации и реформ принесла желаемый результат. Греция и Кипр все еще сидят на программах помощи. Министры Еврозоны не без удовольствия признали, что спустя многие годы консолидации и глубокого спада, Греция наконец-то добилась первичного бюджетного профицита (то есть, до выплаты процентов). В рамках обещания, данного в 2012 году, но отложенного до выборов в Европарламент, Еврозона должна решить, нужна ли Греции дополнительная помощь для того, чтобы справиться со своими обширными долгами. Про списание никто не говорит. Нет, вместо этого министры продолжат делать хорошую мину при плохой игре и тянуть время, оттягивая сроки погашения.

Восстановление набирает обороты, при этом в этом и следующем году экономика региона, согласно прогнозам, будет расти гораздо увереннее. Единственная страна в состоянии рецессии — это Кипр, но и она начнет восстанавливаться к следующем году. Безработица уже достигла пика. Инвесторы охотно возвращаются на долговые рынки периферийной Европы. Доходность по 10-летним облигациям Италии и Испании упала ниже 3% впервые после перехода на евро (хотя отчасти это обусловлено низкой инфляцией). В прошлом месяце Греция вернулась на рынки облигаций — впервые за четыре года. Однако рынки рискуют повторить ошибку первого десятилетия жизни единой валюты, когда инвесторы платили практически одинаковую цену за долговые бумаги Греции и Германии. Есть множество причин охладить пыл тех, кто пребывает в состоянии евроэйфории. Угроза беспорядочного дефолта и развала Еврозоны отступила, но экономические проблемы так и остались нерешенными. Уровни долга существенно выросли, экономика вялая, а безработица — опасно высокая. В Испании и Греции более четверти трудоспособного населения находится без работы. Банковское кредитование — система жизнеобеспечения для европейского бизнеса — сокращается. Компании одного уровня в разных странах платят разные проценты по кредитам. Инфляция устойчиво держится ниже 1%, поэтому кризисным странам будет сложно сократить разрыв в конкурентоспособности с Германией и расплатиться со своими долгами. А перспектива усиления дефляции выглядит более чем реально. У Европы сейчас три взаимосвязанных ключевых проблемы: затяжная стагнация, паралич реформ и политический кризис. Особенно в Южной Европе, где рост будет вялым, а безработица высокой еще много лет. Несмотря на то, что в Италии и Франции к власти пришли новые энергичные премьер министры, им еще нужно доказать свою готовность к либерализации и реформам, а Германии нет прощения за ее огромный профицит торгового баланса, угнетающий спрос.

Опасайтесь также реформо-фобии

Еврозона боится перемен. ЕЦБ никак не может решиться на нетрадиционные меры, такие как количественное ослабление, направленные на борьбу с дефляцией. Другие институты Европейского Союза находятся в предвыборной спячке. Не исключено, что с выбором нового президента Еврокомиссии будут большие проблемы. Энергии на меры по укреплению Еврозоны через совместное участие в рисках, или на стимулирование роста через расширение принципов единого рынка, уже не осталось. Переговоры по амбициозному торговому соглашению с Америкой уже заглохли (в том числе из-за нервозности Америки). Страх перед популизмом — одна из причин, по которой европейские политики откладывают дальнейшие реформы. Партии евроскептиков лидируют в результатах опросов общественного мнения во Франции, Голландии, Греции, Италии и даже Великобритании и Дании, хотя две последние страны не входят в зону евро. Снова начинают поговаривать о выходе из состава Еврозоны. Сильвио Берлускони, бывший премьер министр Италии, заявил о том, что Италия и ряд других стран могут отказаться от от единой валюты, если ЕЦБ не ослабит монетарную политику. А в Финляндии — это страна-кредитор — на этой неделе группа экономистов опубликовала работу, в которой говорится о том, что из Еврозоны нужно бежать, чтобы не попасть в некую федеративную систему с совместными обязательствами типа еврооблигаций. Если раньше инвесторы были готовы вытолкнуть слабые страны из зоны евро, то сейчас за стоп-кран могут дернуть избиратели. Теперь, когда у Греции образовался первичный профицит, ей больше не нужно брать в долг для себя, поэтому перспектива дефолта по долгам кажется очень привлекательной. Европейский проект лишится даже той хрупкой поддержки, которая у него была, если ему не удастся обеспечить людям процветание. Для европейских лидеров начинаются сложные времена. По словам Токвиля, “суверен, который стремится облегчить страдания своих подданных после долгой тирании, должен быть гением, иначе он обречен”.

Похожие статьи:

  1. Кредит Греции — министры не могут договориться
  2. Греция передумала покидать Еврозону
  3. 25 факторов, говорящих о крахе Еврозоны
  4. Как остановят инфляцию в Еврозоне
  5. Экономика мира: разбор полетов
  6. Греция может выйти из ЕС уже в сентябре
  7. Европа выйдет из кризиса за минуту до полуночи
  8. МВФ: на рынке облигаций еврозоны увеличиваются риски
Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 279 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress

HTML tags are not allowed.

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha