Евро: шоковая терапия

После всего того, что выпало на нашу долю за последние годы, вряд ли можно назвать удивительным встающие сегодня вопросы о будущем Европейского Союза в целом и валютного союза в частности. Разве нам не говорили, что единая Европа станет сильнее, и что единая валюта поможет нам справиться со всеми бурями, которые на регулярной основе сотрясают мировую экономику.

Так, что же мы видим? В 2007-2008 годах зародившийся в США финансовый кризис вывел из равновесия весь мир, однако сегодня Америка вновь устремилась вперед, ее банки сильнее, чем когда-либо в прошлом, тогда как Европа оказалась ослабленной, ее государства сгибаются под грузом долгов и дефицита бюджета.

Европейское строительство продолжило идти своим чередом, однако это стоило больших жертв населению, а будущее во многих странах ЕС вырисовывается весьма безрадостным. Этот кризис выставил на всеобщее обозрение слабости валютного союза, которые, кстати, еще в самом начале отмечали многие (в первую очередь американские) экономисты. Тем не менее, у нас предпочли проигнорировать их, сказали себе, что главное — это двигаться дальше, и что недостатки этого процесса можно будет исправить по ходу дела.

Да, за последние несколько лет система управления еврозоной, как у нас сейчас принято говорить, была ощутимо улучшена. 15 апреля Европейский парламент утвердил механизм регулирования, который должен поправить дела оказавшихся на грани краха банков. Это решение стало последним кирпичиком в здании системы. Однако реакцию на принятые меры однозначной никак не назвать.

Некоторые же говорят, что нет смысла укреплять здание, которое стоит на дефектном фундаменте. Лучше будет заложить его заново. Другими словами, проблема не в том, как осуществляется управление евро, а в самом евро.

Нет евро «сделано в Германии»

Это, например, утверждают четверо единомышленников, которые предлагают «разрушить евро, чтобы спасти Европу». По их словам, валютный союз был сформирован по навязанным Германией правилам и в рамках концепции либеральной экономики. Поэтому евро вовсе не сделал Европу однороднее, а лишь наоборот углубил существовавшую пропасть между сильнейшими экономическими державами и всеми остальными. В условиях кризиса невозможность провести девальвацию национальной валюты только обострила трудности наиболее уязвимых стран.

Для выхода из кризиса существует, по сути, единственное решение: отказаться от единой валюты и превратить евро в общую валюту. На валютном рынке существовала бы только одна валюта, евро, которая бы свободно обменивалась на валюты стран вне еврозоны. Параллельно с этим внутри новой еврозоны имелись бы и национальные валюты: они были бы связаны с евро четко установленным обменным курсом, который можно было бы менять в ту или иную сторону в рамках заранее оговоренных процедур. В результате каждая страна могла бы адаптировать обменные курсы и процентные ставки под потребности своей экономики.

Все это понятно объясняется и подкрепляется весомыми аргументами. На первый взгляд, решение идеальное: нужно лишь провести техническую реформу с очевидной для всех логикой. Европа будет спасена. Ей не нужно будет бросаться с головой в неизвестность, потому что новый механизм уже существует на бумаге: его подробно описали несколько экономистов, в том числе Фередерик Лордон (Frédéric Lordon).

Брошенные финансы

Поэтому стоит заглянуть, что именно написал Фредерик Лордон в книге «Дефект» (La Malfaçon). И тут становится ясно, что подобный маневр не может быть чисто техническим шагом. Речь идет не о простой корректировке европейских правил, а о полном их пересмотре, потому что новая система управления в экономике кардинально отличалась бы от той, что существует сегодня.

Фредерик Лордон выражается предельно прозрачно: «Речь идет о коренном переустройстве структур. Обрисованный нами отказ от евро непременно примет именно такой характер, потому что он бросает финансы, а финансы — это центр всего капитала». Мы пришли бы к «объединенному государственному кредитному полюсу», который затем может превратиться в «социализированную кредитную систему, в которой банки получат автономию и локальную закрепленность».

Как пишет автор, это необходимо, потому что в текущих условиях проводить левый политический курс попросту невозможно: «Любой проект значительной трансформации евро де факто подразумевает подрыв мощи финансовых рынков и выдворение международных инвесторов из сферы формирования государственной политики».

Такова цена настоящих перемен. «Что бы ни говорили зацикленные на отрицании люди, нынешний процесс европейского строительства и, в частности, его еврозона является правым проектом не с конъюнктурной, а с конституционной точки зрения». Поэтому правительства могут проводить исключительно правую политику, как это делает сейчас французская Социалистическая партия, которая, по мнению Фредерика Лордона, на самом деле является «умеренно правой». «Так называемый “социализм” сегодня явно стал коллаборационистской политикой: Социалистическая партия определенно больше не является левой».

Те же слова, что и у Национального фронта, пусть и другая политика

Фредерику Лордону определенно не по вкусу, когда ему напоминают, что Национальный фронт тоже поддерживает идею об общей валюте. Но его политический проект не имеет ничего общего с программой ультраправых. В их предложениях действительно говорится об отказе от евро, однако точки зрения на дальнейшую работу на национальном уровне кардинально различаются.

Кроме того, стоит отметить, что в Национальном фронте не придают особого значения общей валюте и говорят о ней лишь потому, что такая идея выглядит более свежо и современно, чем простое возвращение к франку, хотя на самом деле речь идет именно об этом.

Как бы то ни было, левый проект общей валюты сложно назвать более европейским, чем предложения ультраправых. Первая цель — отойти от евро. Что же касается всего остального, сложно представить себе, как именно может сформироваться эта общая валюта. Прежде всего, Фредерик Лордон не особенно верит в возможность участия Германии: «Германия попросту не может принять любую форму «валютной общности», которая бы не формировалась на ее собственных условиях. Поэтому, по крайней мере, на первое время, нужно решиться пойти по этому пути без Германии».

Кроме того, нет никаких гарантий участия в новой авантюре и других европейских стран. Оно предполагало бы готовность их правительств и народов (Фредерик Лордон свято верит в демократический суверенитет) принять эту идею. Таким образом, в конечном итоге наиболее вероятной перспективой был бы простой развал еврозоны без каких-либо дальнейших новообразований (по меньшей мере, на достаточно продолжительный срок).

Шоковая терапия для Европы…

Наконец, нет сомнений, что выход из еврозоны, особенно если его начнет такое значимое государство как Франция, породит сильнейшие потрясения, которые охватят весь Европейский Союз. Это уничтожит на корню все, чего с таким трудом удалось достигнуть за последние годы (координация экономической политики, банковский союз и т.д.). Наши партнеры вряд ли согласятся работать с нами над новым проектом после того, как мы с легким сердцем разрушим возводившееся десятилетиями здание.

 … и наших институтов

Поэтому выбор между единой и общей валютой представляет собой чисто теоретический вопрос. Его можно (или даже нужно) было задать себе лет 20 назад. Сегодня же разрушение евро не спасет Европу, а только обрушит ее в пропасть. Хотя это тоже вариант: признать, что мы пошли не туда, и начать все с нуля.

Фредерик Лордон не скрывает грубости и жесткости своего проекта: «У губительной стагнации нет иной альтернативы кроме горячки терминального кризиса». К тому же, возможна и буря в политике, «потому что нужно быть слепцом, упрямцем или полным кретином, чтобы верить, что любое значимое изменение неолиберальной системы может стать результатом нормальной игры существующих политических институтов, которые стали неприступным убежищем для этой самой системы». По его словам, источником перемен станет не парламент, а народное движение.

Ясно одно: выбирать нужно не между двумя формами валютной организации, а между «кретинским» реформизмом и революцией. Но есть ли гарантия, что это стремление к настоящему кризису не породит общую революцию под соусом Национального фронта? Экономисты утверждают, что разрушение может стать источником созидательной силы. Историки же говорят, что крушение установившегося строя порождает хаос, из которого уже потом возникает новый порядок. Некоторые игры могут быть очень опасными.

Таким образом, хотя я и не испытываю по этому поводу радости, должен сказать, что в конечном итоге, пожалуй, предпочту лагерь кретинов.

По материалам inosmi.ru

 

 

 

Похожие статьи:

  1. Евро и опционы на 8 октября
  2. Евро: что было, что будет (-/+ неделя)
  3. Евро, фунт и опционы на 13 августа
  4. Ключевые опционы и движение евро на 3 июля
  5. Слабый евро выгоден экономике Евросоюза
  6. RBC: евро/бакс упадет до 1.20 за несколько месяцев
  7. Банки хотят избавиться от евро
  8. Рынки, евро и опционы на 17 сентября
Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 242 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress

HTML tags are not allowed.

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha