Единство МВФ и Всемирного банка “трещит по швам”

В 2014 году весенние заседания Международного валютного фонда и Всемирного банка могут войти в историю как доктор Джекилл и мистер Хайд международных финансов. Многие вещи блестят на поверхности, но стоит немного поскрести, и уродливые очертания мировых споров по вопросам экономической политики становятся очевидными. Официальные части заседаний прошли успешно. Министры финансов и председатели Центробанков заявили о том, что будут сотрудничать на благо стимулирования более сильного и лучшего роста в ближайшие годы. Кристин Лагард, управляющий директор МВФ, отметила, что “мировые политические программы действий получили чрезвычайно сильную поддержку”, что способствовало лучшему, более всестороннему и более сбалансированному росту. И ее откровенный оптимизм разделили многие.

Джо Хоки, австралийский министр финансов, а в этом году и председатель Большой Двадцатки, отметил: “Кругом царит доброжелательность и решимость обеспечить взаимное признание проблем, возникающих при принятии решений членами Центробанков”. Публичные выражения взаимного расположения вызваны отсутствием всепоглощающего кризиса впервые с конца 2009 года. Прогнозы по экономическому росту увеличиваются, а Б20 сосредоточена на своей новой цели по введению структурных реформ, которые стимулируют мировой рост на 2%, то есть на сумму около 2 трлн. долларов, в течение следующих пяти лет. Соглашение по данной инициативе было достигнуто на заседании Б20 в Сиднее в феврале, а меры по достижению данного целевого значения должны быть сформулированы на ноябрьском саммите лидеров в Брисбене.

Появилась определенная доля оптимизма, однако он не смог стать всепоглощающим, поскольку серьезные проблемы оставались слишком близко к поверхности. Например, ничего не было сделано для продвижения реформ в МВФ, которые задержались более чем на год, угрожая превратить фонд в неподходящий орган, оторванный от мировой экономики. И хотя Хоки настаивал на том, что целевое значение роста в 2% “амбициозно” и является “не просто фигурой речи”, с ним связано множество проблем. Цель выглядит гораздо меньше, если взять в расчет исходное значение. Цель Б20 заключается в том, чтобы увеличить совокупный мировой рост от отметки 20% на октябрь 2013 года до конечных 22%. Однако в течение предыдущих пяти лет прогнозы по росту на ближайшие пять лет регулярно переносились на гораздо более отдаленное время, таким образом, проверить, достигнута ли цель, будет практически невозможно.

Более важная проблема заключается в том, что страны могут стать участниками дружелюбного коммюнике – пообещав координирование и сотрудничество – только для того, чтобы вернуться домой и реализовать меры, основанные исключительно на национальных интересах. Предыдущие периоды сотрудничества – например, многосторонняя консультационная программа МВФ в 2006 году и Питтсбургская концепция Б20 в 2009 году для уверенного, стабильного и сбалансированного роста – со временем сошли на нет. Склонность к тому, чтобы уделять главное внимание внутренней программе действий явно прослеживалась со стороны на заседаниях МВФ. Отвечая на вопрос о специальных политиках по достижению сотрудничества, участниками которых стали члены Центробанков, все они настаивали на том, что обладают национальными полномочиями и не намерены обходить их, чтобы угодить международному сообществу или уязвимым развивающимся экономикам.

Председатель Европейского центрального банка, Марио Драги, отметил: “Чрезвычайно сложно придерживаться правил, когда дело доходит до международного сотрудничества, поскольку все мы работаем в рамках собственных мандатов”. В ходе общественного обсуждения в Брукингском институте Чарльз Эванс, председатель ФРБ Чикаго, ясно дал понять, что внимание Федрезерва сосредоточено исключительно на США, а другой ведущий член Центробанка высмеял идею о том, что внутренний комитет будет учитывать Б20 при формировании монетарной политики. МВФ остается побороть неотъемлемое отсутствие желания сотрудничать. Лагард признала существование рисков того, что новая мировая инициатива роста может пойти тем же путем, что и предыдущие воплощения. “Возможно, мы будем разочарованы в конце пути”, отметила она, однако добавила, что верит, что на этот раз все иначе, поскольку мировая экономика здоровее и “чувствуется большая вовлеченность и большая готовность нести ответственность”.

Подобные выражения надежды могут убедить не всех, но даже если истинное сотрудничество невозможно, Драги нашел второе лучшее оправдание регулярным встречам международных политиков: “Лучше всего собираться вместе и обсуждать вопросы так часто, как это возможно”, заявил он, “так, чтобы наши решения можно было объяснить, а другие стороны, в общем и целом, были готовы”.

По материалам The Financial Times

Похожие статьи:

  1. Опасные реформы МВФ
  2. МВФ раздуется на $70 млрд
  3. МВФ негативно относится к Китаю
  4. МВФ выделил 1,48 миллиардов евро Португалии
  5. Прогнозы МВФ — ошибочны, — мнение
  6. МВФ: экономия не помогла
  7. Сколько стоит вступить в МВФ
  8. Крах Bankia: Экс-глава МВФ подозревается в мошенничестве
Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 287 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress

HTML tags are not allowed.

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha