Стоимость страха

Фондовый индекс S&P сейчас приносит 7% реального дохода (с учетом инфляции). Между тем, годовой реальный доход по пятилетним гос. облигациям США, защищенным от инфляции (TIPS) составляет -1.02%. То есть, никакой это не доход, а самый настоящий убыток: если вы купили пятилетние TIPS, то в течение ближайших пяти лет Минфин будет платить вам процент в виде прошлогодней ставки потребительской инфляции минус 1.02%. Даже по 30-летним TIPS доходность не превышает 0.63% — при этом они могут обесцениться в течение столь длительного периода времени, а вы понесете большие убытки, если продадите их раньше времени.

Представьте, что вы вложили 10 тыс. долларов в индекс S&P. В этом году ваша доля прибыли, заработанной компаниями индекса, составит 700 долларов. Теперь представьте, что из этой суммы компании, фактически, выплачивают дивиденды на сумму 250 долларов (которые вы снова вкладываете в покупку акций), а 450 долларов оставляют в виде нераспределенной прибыли для развития бизнеса. Если управляющие компаний не зря едят свой хлеб, инвестиции в бизнес повысят стоимость вашей доли до 10450 долларов. Прибавьте сюда только что купленные акции на 250 долларов, и стоимость вашего портфеля в следующем году будет уже 10700 — больше, если оценки фондового рынка вырастут, и меньше, если упадут.

На самом деле, за любой достаточно долгий промежуток времени, достаточный для того, чтобы периоды пессимизма и оптимизма нейтрализовали друг друга, средняя доходность по индексу S&P служит надежным ориентиром для определения доходности вашего портфеля. Таким образом, инвестировав 10 тыс. в S&P на пять лет, можно рассчитывать на 7% в год (при этом существует вероятность, как стремительного роста, так и глубокого падения), таким образом, ваша совокупная прибыль, защищенная от инфляции, составит 4191 долларов. Но вложив 10 тыс. долларов в пятилетние TIPS, вы, фактически, потеряете 510 долларов.

Такова невероятная пропасть между доходностью этих финансовых инструментов. В связи с этим, естественно, возникает вопрос: почему же люди не забирают деньги из TIPS (гос. облигаций США и других безопасных активов), и не вкладывают их в акции (и другие относительно рисковые активы)?

Причины у всех разные. При этом у многих ход рассуждений не обременен логикой. И все же, можно выделить два наиболее распространенных объяснения сему феномену:

Во-первых, многие не уверены в том, что текущие условия не изменятся в будущем. Экономисты в основном ожидают, что следующий год будет мало чем отличаться от текущего, в частности, уровень безработицы и рентабельность останутся прежними, цены и зарплаты, в среднем, вырастут на 1.5% а объем промышленного производства — на 2%. При этом не исключено, что этот прогноз окажется слишком оптимистичным, или же, напротив, слишком пессимистичным. Но инвесторы боятся повторения 2008 и 2009 годов, возможно, в результате еврокризиса, или под влиянием каких-то еще неведомых нам факторов. Более того, люди опасаются, что, в отличие от 2008 и 2009 годов, на этот раз у правительств не хватит средств, чтобы обеспечить экономике защиту и сгладить негативные последствия.

Эти инвесторы не согласны с тем, что акции приносят в среднем доход в размере 7%, потому что риски падения уравновешиваются возможностью роста. Напротив, они уверены, что в такой положительный результат поверит только полный простофиля.

Во-вторых, многие считают, что акции действительно могут принести такой доход, и постараются не упустить хорошую возможность, если начнется фаза роста, но они не готовы нести убытки в случае падения. Сейчас в мире гораздо больше риска, чем пять или десять лет назад. Долгов слишком много, а инвесторы озабочены в первую очередь тем, как избежать убытков, а не как заработать.

Обе причины возникли на почве краха крупных экономических институтов. Первая причина связана с неверием в то, что правительства могут и будут делать свою работу, что они усвоили важные уроки Великой Депрессии: обеспечивать расходы в масштабах, достаточных для того, чтобы избежать длительных глубоких депрессий с безработицей, исчисляющейся двузначными цифрами. Вторая обусловлена неспособностью финансовой отрасли адекватно мобилизовать общественный интерес к риску, чтобы поддержать предприятия.

Мы, судя по всему, считаем, что игра, где шансы удвоить свое состояние и сократить его в половину, равны — слишком головоломна, но, все-таки интересна. Нормально функционирующие финансовые рынки могли бы мобилизовать рисковые возможности и направить их на благо остальных, тогда другие, те кто не может позволить себе держать акции в период спада, переложили бы часть своих рисков на других за умеренную плату.

Будучи экономистом, я нахожу нынешнее положение дел весьма удручающим. Мы знаем, или, по крайней мере, должны знать, как создавать политические институты, которые смогут стабилизировать макроэкономику, и как создавать финансовые институты для мобилизации рисковых возможностей и распределения риска. Однако, почему-то у нас это плохо получается.

Брэдфорд ДеЛонг, профессор экономики в Университете Калифорнии, научный сотрудник Национального бюро экономических исследований, бывший заместитель помощника министра финансов США.

По материалам Project Syndicate

Нет похожих статей

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 273 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress

HTML tags are not allowed.

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha