Р.Зеллик (глава ВБ): Европу может охватить синдром Lehman Brothers

Председатель Всемирного банка, американец Роберт Зеллик, критикует за медлительность страны, склонившиеся над изголовьем евро, в частности, Германию
Главная миссия Всемирного банка – помогать развивающимся странам, в частности, предоставляя им кредиты. Однако сейчас многие считают, что этот институт больше озабочен развитыми странами. Стоим ли мы на пороге нового мирового порядка? На такое замечание председатель Всемирного банка, американец Роберт Зеллик (Robert Zœllick), отвечает, что во всех областях: торговле, развитии, инвестициях – полюса роста сильно сместились. «Страны, которые мы раньше относили к третьему миру, больше не нуждаются в нашей милостыне, они укрепляют свои позиции. Примеры: Китай, Индия, Бразилия и страны Африки». И хотя в этих странах по-прежнему велик процент бедных, «их экономические успехи перевешивают», уточняет Роберт Зеллик. «За последние пять лет так называемые развивающиеся страны обеспечили две трети мирового экономического роста».

Почему эти страны лучше справились с последствиями мирового финансового кризиса?

Возьмем Китай: вот уже тридцать лет его экономика растет в среднем на 10% в год. Но руководители догадываются, что такой рост не может продолжаться вечно. Поэтому они начинают реформы. Другие быстроразвивающиеся страны реформировали свои институты сразу после последнего финансового кризиса. Страны-члены еврозоны должны были бы последовать их примеру.

Вы упрекаете европейцев в том, что они недостаточно решительно урегулируют долговой кризис?

Это проблема. Кризис евро это не только деньги и долги. Есть проблема влияния и доверия. За последние шестьдесят лет международная система покоилась на трех столпах: Европе, США и Японии. Если Европа продолжит слабеть, она потеряет статус столпа и свое влияние.

Будет ли Европа иметь право голоса без единой валюты?

Она имела его и до введения евро. Но если евро провалится, влияние Европы упадет. И откроется дверь для разного рода национализма: если каждое европейское государство будет бороться только за себя, Европа больше ничего не добьется.

Что произойдет, если Греции придется покинуть еврозону?

Никто не знает. может случиться синдром Lehman Brothers. Я хочу сказать, что в 2008 году никто не мог предвидеть, какие потрясения последуют за банкротством относительно маленького инвестиционного банка. Финансы некоторых европейских стран тесно связаны с греческими банками. Поэтому уход Греции будет иметь огромные последствия. Но это чувство неуверенности не должно толкнуть Европу к тому, чтобы давать Греции все, чего попросят ее руководители. Если греческое правительство угрожает выйти из еврозоны, остальная Европа должна предусмотреть механизм амортизации такого удара.

По мнению инвестора Джорджа Сороса, у Европы есть только три месяца на то, чтобы реформировать свои институты. Он преувеличивает?

Я не разделяю таких прогнозов. Но сейчас надо действовать быстро. Примеры: размеры структурных фондов Европейской комиссии составляют сегодня 80 миллиардов евро. Если бы я руководил комиссией, я бы по утрам и вечерам организовывал собрания, чтобы определить, как быстро и с пользой потратить эти деньги. Другой основной вопрос – это интеграция рынков услуг. Они могла бы увеличить производительность и ускорить движение к единому рынку. Наконец, Европа должна упростить перемену местожительства для своих граждан. Нужно много сделать для того, чтобы люди обосновывались там, где есть работа. Почему молодые испанцы больше не работают в Германии?

Но многие молодые европейцы с Юга приезжают работать в Германию

Европейские политики всегда запаздывают. И когда ситуация осложняется, они осуществляют вливания наличности. Европейский центробанк выиграл таким образом время. Преимущество в том, что это ослабляет давление, а недостаток – в том, что структурные проблемы остаются нерешенными.

Что бы сделали Вы?

Европейские правительства должны убедить банки предоставить деньги в распоряжение экономики в виде займов, чтобы избежать кредитного краха, аналогичного тому, что последовал за банкротством Lehman Brothers.

Это проблема, свойственная системе как таковой. В еврозоне нет единого правительства, как в США, их там 17

В Европе все происходит так, будто политики ждут, чтобы болевой порог стал невыносимым. Затем они изобретают полумеры. Но при этом теряют время. Проблема не только в Греции, но и в Испании и Италии. В совокупности их экономики равны экономике Германии. В обеих странах правительства пытаются справиться с ситуацией, но им не хватает политической поддержки

И в это время Германия все менее охотно соглашается на другие меры спасения. Половина людей теперь думает, что евро делает им больше зла, чем добра.

Я прекрасно понимаю немцев. На их месте я чувствовал бы себя таким же неудовлетворенным, видя, что другие страны Европы не принимают адекватных мер.

Но они все же должны проявить больше решительности?

Ни одна страна не получит больше дивидендов от сильной и процветающей Европы, чем Германия. Берлин должен вести развитие в сторону создания по-настоящему единой Европы. По историческим причинам немцы колеблются в этом вопросе. Но времена изменились. Даже Радек Сикорский, польский министр иностранных дел, недавно сказал: «Я меньше боюсь немецкого могущества, чем немецкого бездействия».

Канцлер Ангела Меркель сделала еще недостаточно?

Я очень уважаю Ангелу Меркель. Нахожу ее очень умной. У нее потрясающий нюх на ожидания немцев.

Вы хотите сказать, что она пренебрегает необходимыми мерами из политических соображений?

Но однозначно надо прояснить, каково видение Европы, свойственное Германии. Она должна по-прежнему настаивать на налоговых и структурных реформах в единой Европе. Но она должна также четко сказать, как она собирается помогать государствам, проводящим реформы. Германия, конечно, много делает. Но хорошо бы она объявила, какую точно помощь немцы готовы оказать в обмен на такие реформы.

Многие немцы боятся, что такие государства, как Греция, ограничиваются тем, что принимают помощь, и откладывают необходимые реформы «до второго пришествия».

Италия и Испания как раз стараются провести трудные реформы. Нужно время, чтобы они принесли плоды, поскольку речь идет о структурных изменениях. А пока нужно поддержать их, оказав финансовую помощь.

Как должна действовать Европа?

Есть предложение создать европейские облигации, евробонды, для задолженности в пределах 60% ВВП. Все, что государства тратят сверх этого, будет за их счет. В этом смысле Европа должна извлечь уроки из американской истории. После войны за независимость первый министр финансов США Александр Гамильтон единственный раз принял на себя долги каждого штата. С тех пор им приходится выкручиваться самим. Европа могла бы ввести аналогичную систему. Но надо, чтобы она на это решилась. И побыстрее.

Справка iInsider: Роберт Зеллик
Выпускник факультета права и публичной политики Гарварда, этот 59-летний американец сделал впечатляющую карьеру в федеральной администрации. В частности, он был спецпредставителем США по торговле и заместителем госсекретаря. В конце мая 2007 года он стал кандидатом от Джорджа Буша на пост председателя Всемирного банка. Этот пост он покинет 30 июня этого года.

L`Hebdo

Похожие статьи:

  1. Европа выйдет из кризиса за минуту до полуночи
  2. Важный момент: валютный рынок может измениться
  3. Греция хочет объявить дефолт
  4. Распад еврозоны начнется с Финляндии
  5. Будет ли Великобритания в Евросоюзе
  6. Греки в панике обчищают банки
  7. В Греции досрочно решается судьба Еврозоны
  8. 9 человек, которые правят миром
Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 196 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress

HTML tags are not allowed.

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha