Почему специалистам не доступно метазнание

В свое время было обломано немало копий в форумных дискуссиях, посвященными проблеме «гоблинов». Термин этот я (с любовью и глубокой симпатией к описываемым персонажам!) ввел в конце 90х годов для обозначения новой разновидности технической интеллигенции, связанной профессиональными узами с компьютерным программированием, системным администрированием и прочими вариациями на тему IT.

Дискуссию о «гоблинах» можно смело считать продолжением тянущегося с 60х годов и не дающего покоя советскому (а затем — постсоветскому) человеку противостояния «физиков и лириков». Если брать узко, то это противостояние инженера и поэта, шире — гуманитария и технаря.

Противостояние это отражает исключительно советскую аберрацию сознания, связанную с отсутствием в общественной жизни доминанты материалистического позитивизма, характерной для западной цивилизации. Для какого-нибудь американца или немца противопоставление «физика лирику» смотрится безумным, поскольку все профессиональные отношения в тамошнем обществе давно уже сведены к общему знаменателю — деньгам. По этой причине американцу или немцу давно фиолетово, пишете вы стихотворения или тестируете узлы синхрофазотрона, главное — сколько вы зарабатываете, как крепко стоите на ногах, какие у вас сбережения, какая кредитная история, насколько удачно подобрана медицинская страховка, в каких паевых фондах у вас открыты счета и как обстоят дела с пенсионными накоплениями.

Если по всем этим вопросам вы демонстрируете солидную стабильность и основательность, мы Человек с большой буквы. Если у вас хромает один из аспектов «правильной организации жизни», вам следует серьезно поработать над своей жизнью и внести необходимые коррекции для восстановления статуса-кво.

Нашему человеку, успешно просуществовавшему 70 лет вне контекста денежных отношений, ценности материального позитивизма бесконечно чужды и неприятны. Даже едва зарождающийся хрупкий и неустойчивый класс новых собственников и upper-middle class воспринимают материальный позитивизм не как внутреннюю потребность, а как внешнюю должность, то есть как дань новым условностям, правилам поведения комильфо, а также некое современное мерило жизненного успеха. Для того, чтобы материальный позитивизм обрел органику в нашем сознании требуется спокойное существование хотя бы двух-трех поколений плюс — радикальное изменение всей системы образования.

Все выше сказанное, разумеется, относится исключительно к креативному меньшинству человечества (тому, что в русской традиции принято обозначать как интеллигенция), поскольку собственно народные массы во все времена и эпохи, во всех нациях и расах пребывали исключительно в материальном поле. Актуальность материального позитивизма для homo ergaster (человека трудящегося — понимаю, что здесь слегка передергиваю терминологически) не существует, ибо это единственно данная ему в ощущения форма бытия.

Возвращаюсь к компьютерной интеллигенции или «гоблинам». Их проблема отнюдь не уникальна и разделяется технической интеллигенцией в целом. На поверхности — зацикленность на своем узком профессиональном знании и, как следствие, искажение мира, выходящего за рамки этого знания. «Гоблин» меряет все через призму своего бесконечно далекого от органики жизни ремесла (программирования) и естественным образом впадает в ересь, заблуждается, начинает кипятиться, злиться и, под конец, замыкаться в себе и озлобляться. Эдакий профессиональный невроз :)

Впрочем, мой сегодняшний пост отнюдь не об IT-интеллигенции и не о «гоблинах». Предлагаю коллегам (я ничего не перепутал, друзья, и прекрасно помню, перед какой аудиторией сейчас вещаю!) поразмыслить над концепцией, выдвинутой Викрамом Маншарамани в эссе, опубликованном в Harvard Business Review — «Спецов нужно поощрять, но не пускать на вершину иерархической лестницы» (максимум смысла, что мне удалось выжать при переводе фразы Keep Experts on Tap, Not on Top).

Основная идея Викрама: одно из важнейших качеств, отличающих успешных лидеров от миллионов посредственных руководителей — осознание ограниченности своих знаний: «Они знают, что они знают, точно оценивают то, что не знают, и вырабатывают здоровое отношение к тому что чего-то не знают. Одним словом, они обладают метазнанием».

Машарамани характеризует метазнание как интеллектуальную скромность. Самые передовые психологические исследования (Даниэл Каанман и Амос Тверски) демонстрируют, что простому человеку свойственна завышенная оценка своих знаний и очень низкий уровень метазнаний. Парадоксальным образом интеллектуальная самоуверенность и сопутствующая ей деградация метазнания характерна для тех, кого мы можем определить как специалистов (в самом широком смысле слова, а не только в сфере технических знаний).

Специалист, блестяще справляющийся со своими профессиональными заданиями (что-то запаять, где-то подкрутить, чего-то начертить, написать стихотворение, на худой конец :) , проявляет чудовищную близорукость, стоит ему только оказаться в ситуации, когда требуется проявить эвристику и оценить будущее.

Виновник близорукости специалиста — его профессиональное знание, которое подобно шорам скукоживает горизонт и не позволяет увидеть ситуацию (объект) с высоты птичьего полета. При этом специалист чрезвычайно самодоволен (ибо учился хорошо и предмет свой знает туго!), самовлюблен и самоуверен.

По всем перечисленным причинам худшие прогнозы, какие только делались в истории, принадлежат именно специалистам. В 1968 году выдающийся биолог из Стэндфордского университета Пол Эрлих в своей работе «Бомба населения (The Population Bomb) предсказал повальное вымирание человечества уже в 70е годы из-за хронической нехватки продуктов питания. С рамках биологического анализа Эрлих был чертовски прав. Единственное, что он упустил из внимания, так это «Зеленую революцию», которая именно в начале 70х годов позволила выйти на совершенно иные уровни производительности труда в сельском хозяйстве.

Экономист Южного методистского Университета Рави Батра издал бестселлер (19 месяцев в списке!) под названием «Великая депрессия 90х годов», в которой предсказал мировой крах экономики в грядущее десятилетие. Батра учел все, кроме технической революции и прихода интернета.

17 октября 1929 года Йельский экономист Ирвинг Фишер писал «Котировки акций достигли того, что по всем признакам являет собой постоянно высокое плато». Через несколько дней после публикации, случился Черный Вторник на Нью-йоркской фондовой бирже.

В 1999 году вышла книга Джеймса Глассманна и Кевина Хаскетта «Индекс Доу-Джоунса на уровне 36 тысяч». Через пару месяцев начался планомерный, долгосрочный и болезненный переход рынка в медвежье состояние, которое длится и поныне.

Короче говоря, специалисты хороши на своих узко профессиональных местах. Мудрые руководители должны всячески поощрять спецов, премировать и стимулировать их плодотворную работу. Но не дай бог назначить специалиста на ключевой пост, требующий стратегического мышления и универсального охвата реальности во всем ее многообразии! Вы даже представить себе не можете, как быстро высоколобый специалист разорит вашу компанию!

Сергей Голубицкий

Похожие статьи:

  1. Как отличить бизнесмена от других
  2. Как проснуться Биллом Гейтсом
  3. 37 “звоночков” для запуска своего бизнеса
  4. Почему инвесторы и трейдеры уходят в реальный бизнес
  5. Почему руководитель Google ушла в Yahoo
  6. 5 причин почему бизнес ушел в оффшоры
  7. Несерьёзный стартапер или как избежать рисковых инвестиций
  8. Монетный двор бизнеса
Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 279 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress

HTML tags are not allowed.

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha