Мифы про источники экономической мощи Японии

Пока японцы пытаются сформулировать жизнеспособную стратегию роста на 21 век, экономист-аналитик Танака Наоки призывает их забыть все то, что им говорили об источниках экономического превосходства Японии в годы бурного подъема

Сегодня в стране идут дебаты по поводу того, какие методы способны дать толчок экономическому росту в 21 веке. Однако прежде всего следует уяснить для себя факторы, вызвавшие подъем Японии в прошлом, и возможности их применения в нынешнюю эпоху глобализованной экономики.

Я не верю в то, что в 21 веке экономического роста можно добиться с помощью промышленной политики, проводимой из центра, когда правительство определяет победителей и проигравших и соответствующим образом распределяет ресурсы. Учитывая то, что наше общество быстро стареет, а курс иены продолжает оставаться высоким, кое-кто призывает правительство взять на себя главную роль и направить ресурсы в сферу здравоохранения, дабы обеспечить переход от ориентированной на экспорт экономики к хозяйству, в основе роста которого лежит спрос на внутреннем рынке. Однако инвестиции в такие области, как услуги по уходу за больными и престарелыми или лечение хронических заболеваний пожилых людей, вряд ли способны привести к серьезному увеличению добавленной стоимости, стимулировать устойчивый подъем.

С моей точки зрения, новую стратегию роста японской экономики необходимо выстраивать с прицелом на достижение ежегодного увеличения валового внутреннего продукта (ВВП).

Бурный экономический рост Японии в историческом контексте

Для того чтобы наша дискуссия продвинулась вперед, необходимо иметь ясное понимание того, как развивалась экономика Японии после Второй мировой войны.

В послевоенной Японии исключительно высокие темпы роста устойчиво наблюдались в определенную эпоху ее исторического развития – в период 1960-х – начала 1970-х годов. Другие страны также переживали периоды бурного подъема, поэтому, оглядываясь назад, можно сказать, что, хотя любое государство и может демонстрировать высокие темпы роста в определенный период времени, ни одно из них не способно добиться такой экономической мощи, которая бы гарантировала устойчивый подъем на протяжении нескольких эпох. На самом деле, ни одна страна не может похвастаться тем, что высокие темпы роста всегда являлись для нее нормой. Поэтому следует понять, что японское «экономическое чудо» представляло собой феномен, характерный для эпохи 1960-х – начала 1970-х годов, не более того.

В экономике Китая также наблюдался бурный подъем, когда коммунистическое правительство начало проводить рыночные реформы с конца 1970-х годов. Однако данное явление тоже является временным, я не верю в способность Поднебесной сохранить такие же высокие темпы роста на протяжении всего 21 века. Мне кажется, сегодня мы наблюдаем в Китае некую причинно-следственную связь – замедление темпов роста ведет к социальным изменениям и разрушает те условия, которые до настоящего времени обеспечивали экономический бум.

Конечно, кое-кто посчитает нужным указать на исторические факторы, обусловившие наступление продолжительного экономического спада в Японии, известного как «два потерянных десятилетия», который начался в 1991 году, однако эта тема является предметом совсем другого исследования.
Каждый период в истории преподносит нам свои уроки. Рассуждая на тему идеальной стратегии экономического роста для 21 века, необходимо эти уроки извлечь и выяснить, насколько они подходят для применения в нынешней ситуации.

Миф № 1: Экономическому росту способствуют развитие определенных отраслей

Мне кажется, начинать необходимо с рассмотрения и развенчания мифов, касающихся фундаментальных источников экономической мощи Японии, тех идей, которые держались в сознании людей на протяжении всего периода бурного роста, однако уже давно утратили свою актуальность. Я имею в виду «шесть мифов» о причинах экономических успехов нашей страны.

Миф № 1 касается эффективности национальной стратегии, в основе которой лежал отбор и развитие ключевых «отраслей роста». Когда-то таким привилегированным статусом обладала сталелитейная промышленность, затем ее место заняло производство полупроводников. Было время, когда правительство вынашивало планы строительства новых индустриальных центров по всей Японии, возлагая надежды на тяжелую и химическую промышленность. В основе такой политики лежала вера в то, что наилучший способ обеспечения экономического подъема заключается в том, чтобы определить несколько ключевых отраслей с высоким потенциалом для роста и создать на их базе индустриальные «кластеры».

Каковы бы ни были успехи подобной стратегии в прошлом, нынешнее развитие событий должно убедить каждого в том, что в 21 веке она неспособна обеспечить устойчивый рост.

В прошедшее десятилетие стало совершенно ясно, что ключом к достижению экономического подъема является способность отдельных компаний «создавать клиентуру» и формировать рынок с помощью инноваций. В качестве примера приведу звездный успех корпорации Apple Inc. Разработав систему iPod, компания вступила на путь бурного роста, создавая новые классы потребителей. В результате резкого повышения ее стоимости фирма смогла выделить дополнительные ресурсы на научно-технические исследования, заложив тем самым основу для разработки систем iPhone и iPad. Тот же самый механизм обусловил достижения сети Facebook, обеспечил ей устойчивое развитие в период от рождения компании до выхода ее на фондовый рынок. Эти примеры в пух и прах разбивают все аргументы в пользу того, что для экономического подъема необходимы отбор и поддержка определенных отраслей со стороны правительства. Сегодня почти достигнут консенсус по поводу того, что рост начинается с «создания клиентуры».

Миф № 2: Корпорация Japan Inc.

Это правда, что для японской промышленности характерны координация и интеграция, как по горизонтали, так и по вертикали, причем не только внутри самих компаний, но и среди крупных индустриальных групп, так называемых «кейрецу». В результате мы имеем структуру, которая на первый взгляд выглядит весьма монолитной – назовем ее «Japan Inc.». Именно в ее наличии и видели ключевой фактор, обеспечивший бурный экономический подъем страны. Однако за два прошедших десятилетия репутация такой тесно интегрированной системы в плане ее способности стимулировать рост сильно пошатнулась.

В период затяжного спада, который наступил после завершения «холодной войны», лидеры японского бизнеса увидели, что, как бы тесно ни сотрудничали между собой промышленные группы и отрасли, их возможности в плане обеспечения продолжительного роста ограничены внутренним рынком. Например, крупнейшие «торговые компании» обнаружили, что от их разветвленной организационной структуры внутри страны мало пользы, когда дело доходит до выхода на мировые рынки и необходимости конкурировать с их другими участниками. Скоро им стало ясно, что в условиях глобализации ключевым фактором, обеспечивающим рост, являются транснациональные возможности. Учитывая это, многие японские корпорации, обусловившие в прошлом подъем экономики страны, стали искать способы создания добавленной стоимости путем объединения усилий с бизнес-группами из других стран мира. Развитие глобальных каналов поставок и новых методов управления ими способствовали появлению внутрифирменной и внутригрупповой торговли. На протяжении последних 20 лет идеи о том, что японская промышленность может сохранить господствующее положение только за счет тесных вертикальных и горизонтальных связей между корпорациями, медленно, но верно дискредитируют себя.

Мифы № 3 и № 4: Инвестиции в инфраструктуру и высокотехнологичная бытовая электроника

Миф № 3 касается ключевой роли инвестиций в инфраструктуру. В определенный период японской истории капиталовложения правительства в промышленность для поддержки ключевых «отраслей роста» рассматривались в качестве основы экономического подъема. Однако с каждым спадом деловой активности, которые следовали один за другим на протяжении последних 20 лет, становилось все более ясно, что неразумно полагаться только на общественные работы, считая их двигателем устойчивого роста, ведь, следуя по этому пути, мы лишь увеличиваем бюджетный дефицит. Хотя для обновления стареющей инфраструктуры и необходимы кое-какие капиталовложения, сегодня вполне очевидно то, что, как только промышленная инфраструктура достигает определенного уровня, дополнительные расходы больше не стимулируют бурного роста экономики.

К рождению четвертого мифа привела страсть японцев к миниатюризации, которая позволила разработать и создать самые компактные бытовые электронные приборы, к тому же напичканные всякими новыми функциями. Когда-то подобные технологии, безусловно, обеспечили Японии господство в индустрии бытовой электроники, однако период подъема быстро развивающихся рынков, ставших двигателями мирового экономического роста в последние годы, отнюдь не сопровождался соразмерным увеличением спроса на японскую электронику. Потребители в этих странах, как правило, делают свой выбор не в пользу японских брендов, что не удивительно, ведь, хотя эти изделия и не имеют всяческих дополнительных «прибамбасов», характерных для японской продукции, они стоят вдвое дешевле. Таким образом, был развеян миф о технологии миниатюризации, способствующей устойчивому экономическому росту.

Мифы № 5 и № 6: Искусство координации и интеграции, образованные рабочие

Миф № 5 касается специальной технологии, которую японцы именуют «суриавасэ». Это искусство заключается в умении объединить различные детали и компоненты в единое целое таким образом, чтобы получить идеально настроенное и работающее изделие. Этот процесс требует тесной координации усилий различных подразделений, которая характерна для вертикально интегрированных «кейрецу». Японцы действительн0о добились совершенства в этой области.Однако сегодня крайне популярен аутсорсинг, т.е. многие производственные процессы осуществляются за рубежом, так что мастерство под названием «суриавасэ» постепенно утрачивает свою актуальность. Одним из факторов, вызвавших рождение новой тенденции, стал переход от аналоговых к цифровым устройствам. Например, сборка плоскоэкранного телевизора представляет собой весьма простую процедуру, похожую на процесс построения различных фигур из конструктора «LEGO». В результате таких изменений японские изделия во многом утратили свои конкурентные преимущества, что привело к снижению рентабельности производства в стране.

Шестой и последний миф связан с японской системой образования, которая якобы обеспечивает стране господство в сфере экономики. В эпоху бурного экономического подъема высокую квалификацию среднего японского рабочего очень часто называли главной причиной впечатляющего роста. Однако сегодня страны Восточной Азии быстрыми темпами наращивают уровень своего начального и среднего образования, так что система, существующая в Японии, больше не кажется такой уж особенной. Японцам следует пересмотреть свой подход в этой области, сделав упор на те умения и навыки, которые требуются для достижения успеха в 21 веке. Пока этого не сделано, нельзя утверждать, что высокий уровень образования является ключевым фактором, способным обеспечить рост экономики.

Когда-то все верили в то, что эти шесть факторов и составляют формулу экономического успеха. Более того, они рассматривались в качестве неотъемлемых частей единой интегрированной системы, поэтому даже отказ от одного из них представлялся нам нежелательным, ведь он привел бы к обрушению всего здания. Слишком часто в наших дебатах на экономические темы преобладала решимость сохранить существующую систему, построенную на фундаменте из этих шести мифов.

Создание основы для роста в условиях глобализации

Сегодня Японии необходимо заложить новый фундамент, способный обеспечить экономический рост в 21 веке, и соображения, касающиеся глобализации, вне всяких сомнений, должны стать в данном процессе решающими.
В сфере правительственной политики это означает, что необходимо извлечь максимум пользы из таких многосторонних договоров, как соглашения о свободе торговли и партнерские союзы, включая Соглашение о Транстихоокеанском стратегическом экономическом партнерстве (ТТП). Причина, по которой подобные договоры являются жизненно важными для Японии, заключается в том, что глобализация дала толчок международному разделению труда во многих отраслях, и отдельные компании все больше зависят от поставок различных частей и материалов из-за рубежа. Это правило сегодня относится даже к крупнейшим японским корпорациям и группам.
Что касается «семян», способных дать побеги экономического подъема, то каждая компания должна выбрать свои идеалы и взращивать их, используя все внутренние ресурсы. При разработке стратегии роста им также придется учитывать условия, вызванные глобализацией.

Планируя деятельность в Восточной Азии, японским корпорациям следует решить, какую часть индустриальной пирамиды они намереваются занять в этом быстро развивающемся промышленном регионе, и наметить соответствующие сферы развития бизнеса. С такой точки зрения, членство в ТТП является действительно жизненно важным для японской промышленности, если страна хочет добиться экономического роста. Сопротивление вступлению в данное соглашение, существующее внутри страны, следует рассматривать, как результат невежества и непонимания ситуации. Аналитики, работающие в области бизнеса, должны преодолеть это непонимание, поставив данную задачу своей первоочередной целью.

Каковы сильные стороны Японии?

В данном эссе я уделил много внимания попыткам оспорить общепринятые точки зрения на источники экономической мощи Японии. Однако это вовсе не означает, что у нашей страны нет сильных сторон, способных обеспечить рост.

Наиболее важным активом японского народа является сочетание искусного мастерства с утонченным эстетическим подходом, комбинация, делающая нашу страну уникальной. Если китайцы – это нация купцов, то японцев можно назвать нацией ремесленников. В Японии всегда уважали настоящих мастеров, которые смогли достичь вершин в своем искусстве. На этих людей, как правило, возлагалась обязанность передавать традиции – знания, умения, гордость за свою работу и уникальное, присущее только японцам, чувство красоты – будущим поколениям.

Я вовсе не хочу сказать, что нашему государству непременно следует взять за образец какую-либо зарубежную страну, однако считаю нелишним присмотреться к недавно появившейся тенденции среди путешественников, которые часто сравнивают Японию 21 века со Швейцарией. На самом деле, многие из них даже называют Японию «Швейцарией Востока». Что же напоминает им в нашей стране о Швейцарии? Вероятно, красота городских пейзажей, желание сохранить воду, воздух и почву чистыми, стремление переделать среду обитания с учетом эстетики, характерной для мастерства ремесленников.

В отличие от некоторых быстро развивающихся стран Восточной Азии, ведущих себя шумно, самоуверенно и даже агрессивно, Япония находится в самой середине пути, связанном с коррекцией курса. Тот акцент на искусство ремесленников и эстетический подход, который сегодня наблюдается в стране, вероятно, окажет свое влияние на развитие ситуации в наших городах и регионах. Процесс коррекции курса, похоже, ускорился после событий марта 2011 года, когда на Японию обрушился цунами.

В заключение, я хотел бы сказать несколько слов о японском руководстве. На протяжении последних 20 лет лидерам страны никак не удается поднять государство из болота экономического застоя. Все их попытки терпят крах потому, что они систематически отвергают любые решения, идущие вразрез с принципами их веры, в основе которой лежат шесть вышеуказанных мифов. Тем не менее, было бы несправедливо считать причиной их неудач некое организованное сопротивление переменам, существующее в высших эшелонах власти. В стране есть много людей, чье благосостояние зависит от социальной системы, которая сложилась вместе с мифами о факторах экономического роста. Однако сегодня, когда японские компании, причем сами по себе, пришли к выводу о том, что необходимо принять глобализацию, нам следует открыть двери для нововведений, без которых успех в современном мире невозможен. Мы должны выбирать политическое и экономическое руководство, исходя из того, соответствуют ли кандидаты этим стандартам. Когда в стране появится такие лидеры, можно будет с уверенностью сказать, что Япония встала на путь экономического подъема.

Танака Наоки (род. В 1945 году) – аналитик-экономист, президент Центра исследований в области международной общественной политики. Защитил докторскую диссертацию по экономике в Токийском университете. Занимал пост президента Института общественной политики 21 века, являлся членом различных правительственных комитетов и советов. Среди его опубликованных работ наиболее известны «Финансовый кризис: новая глобальная экономика и выбор, стоящий перед Японией» и «Погребенная нация».
Перевод: Голос России; оригинал: nippon

Похожие статьи:

  1. Миллионеры и их состояние в 2012 году — исследование Capgemini
  2. 10 пузырей, которые уничтожат капитализм
  3. Инвесторы бегут от Испании
  4. Ищем замену американскому доллару
  5. МВФ раздуется на $70 млрд
  6. Экономика в контексте (чудеса)
  7. Распад еврозоны начнется с Финляндии
  8. Кто зарабатывает на ожирении в США (9 примеров)
Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 294 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress

HTML tags are not allowed.

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha