Европа больше долги не простит

В борьбе с финансовым кризисом Евросоюз достиг определенных успехов, но предстоит сделать еще многое. Справятся ли крупнейшие экономики еврозоны с проблемами в банковском секторе? Об этом рассказал профессор экономики Франкфуртской школы финансов и менеджмента Хёрст Лёшел.

Здравствуйте, господин Лёшел, начнем с обширного вопроса: что вы думаете о стабильности или, наоборот, неустойчивости европейской банковской системы сегодня?

Я думаю, что за прошедший месяц наметился определенный прогресс в стабилизации ситуации в банковской сфере. Сейчас было достигнуто соглашение об экстренной финансовой помощи испанским банкам. Это очень важный шаг. На прошлой неделе, на саммите в Брюсселе, было принято еще одно важное решение. Оно связано с ликвидацией связи между госдолгом и банковским кризисом. То есть Европейский антикризисный фонд теперь будет кредитовать банки напрямую, что очень важно. Поскольку это означает, что теперь не будет происходить увеличение госдолга отдельных стран. Таким образом, мы достигли определенных успехов, но предстоит сделать еще многое. Но все равно сейчас мы произвели определенную консолидацию.

Но, по словам Меркель, прямая помощь испанским банкам — это исключение. Как вы думаете, Европейский стабилизационный механизм и Антикризисный фонд будут оказывать помощь напрямую и в дальнейшем?

Думаю, да. Необходимо взглянуть на европейскую политику за последние 50 лет, особенно с момента зарождения Европейского и Монетарного союзов и ввода в обращение единой валюты евро. Это политический процесс. И сильные экономики, такие как Германия например, должны защищать своих налогоплательщиков от "слабых" стран, которые живут не по средствам: это банки или правительства, частный сектор. Я глубоко убежден, что в будущем, и это касается не только "испанской истории", но и других "историй", если они будут, Антикризисный фонд будет выделять средства банкам напрямую, а не через правительства. Я также уверен, что правительство Германии и канцлер Германии Ангела Меркель согласятся на это. Потому что Германия очень заинтересована в сохранении еврозоны, а это будет невозможно, если не идти на компромиссы. Европейские лидеры обещают, что списания долгов больше не будет.

Вы думаете, будут и другие страны?

Сейчас на повестке дня Испания. В Северной Европе все нормально. Возникли небольшие проблемы в Словении, еще в ряде маленьких стран Европейского союза. Я не совсем уверен по поводу банковского сектора Франции. Нужно подождать и увидеть будут ли новые списания долга, как это было с Грецией. И тогда, наверное, у французского банковского сектора могут появиться проблемы. Но время еще покажет. Пока же европейские лидеры обещают, что больше не будет списаний долгов. А это, будем надеяться, означает, что у банков больше не будет проблем, в частности во Франции, а также в Италии, потому что это крупный игрок в Европе.

По мнению большинства экспертов, Италия сейчас стоит на очереди. Как вы думаете, возможно ли распространение кризиса на итальянский рынок бондов (долговых инструментов/облигаций)?

Совершенно верно. Есть два типа кризиса, или два источника кризиса. Один — это банковский сектор: сейчас на повестке дня стоит Испания, до этого была "ирландская история". И у нас еще кризис суверенного долга – это, конечно же, Греция. Это то, что мы имеем с одной стороны. Вторая аналогичная история — это Италия. Например, коэффициент долга Испании меньше, чем у Германии. То есть у них точно нет проблемы суверенного долга, а есть проблема в банковской сфере. А у Италии проблема суверенного долга: коэффициент долга примерно 120%, что неприемлемо. Это совершенно нездоровая ситуация. В особенности, когда процентная ставка такая высокая – более 6% сейчас, почти 7 %. Приходится следить за тем, как Италия сможет справиться с такой ситуацией. К счастью, что касается частного сектора, Италия — богатая страна. Личные состояния достигают приличных размеров. Проблема Италии заключается во взаимоотношениях, которые существуют между государством, обществом и экономикой. Кажется, что сейчас в стране преобладают настроения жить своей жизнью, не думая о государстве, и вспоминать о его существовании только тогда, когда нужно получит зарплату, но не тогда, когда нужно заплатить налоги. Необходимо повышение эффективности государства. Да, есть, конечно же, профсоюзы, которые традиционно играют большую роль. За последние несколько недель и месяцев правительство Марио Монти достигло определенных успехов. То есть высокий уровень доходов частного сектора — это первое преимущество. Второе преимущество связано с высоким уровнем конкурентоспособности Италии на международном уровне. Это отличная продукция мебельной промышленности, автомобильной промышленности, швейной промышленности. Эти изделия обладают высокой конкурентоспособностью на международном рынке. В этом они совершенно отличаются от Греции, которая совсем не может конкурировать на международных рынках. Но, несмотря на проблему суверенного долга, я испытываю оптимизм. В среднесрочной перспективе Италия может справиться со своими проблемами, потому что в этой стране сильная экономика.

Мы подошли к вопросу прямой рекапитализации банков. Но почему политики не стали делать этого два года назад, когда кризис только начался?

Я думаю, тут две причины. Первая причина – это кризис суверенного долга в Греции. Рынок понял, что не будет бэйл-аута. После того как рынок понял, что бэйл-аута не будет, в частности не будет помощи со стороны Германии, на рынке поднялась паника. Это означало, что они не намерены давать никаких денег Греции. Произошел развал системы финансирования правительства Греции. Это первая причина, когда эта ситуация начала иметь последствия. Вторая причина – это, по моему мнению, слабое понимание ситуации. То есть правительства европейских стран, и это касается Германии тоже, не очень понимали то, что есть тесная взаимосвязь между банковской системой и проблемой суверенного долга. Все внимание в тот момент было сосредоточено на экономии накоплениий (saving package), а экономия всегда была связана с государственным сектором, но не с банковским сектором. Я думаю, что таковы причины.

Как вы думаете, приведет ли этот кризис к более прочному фискальному союзу в еврозоне?

Если говорить о долгосрочной перспективе, то это так. Сейчас у нас есть Европейский стабилизационный механизм. Это означает, у нас есть определенный пакет экстренной помощи примерно в размере 1 миллиарда евро. Этого будет достаточно, если не возникнет более серьезных проблем, чем сейчас в Испании или Италии. Этих денег должно хватить. Я уже упомянул о решении прямой рекапитализации банков без увеличения госдолга стран. Кроме того, и, возможно, это имеет самое большое значение, теперь достигнуто понимание того, что экономия (накопления) — saving — это одна сторона, но рост – это другая сторона. Без роста государства не смогут делать накопления. Это совершенно понятно. У нас есть свой опыт в Германии прошлого столетия: невозможно добиться снижения коэффициента задолженности государства, если нет роста. Что касается роста в краткосрочной и среднесрочной перспективе, это может быть рост спроса и рост предложения. Но я думаю, было принято важное решение по стимулированию роста. И это поможет консолидировать фискальную политику государств.

Но, мне кажется, вы занимаете позицию Ангелы Меркель, вы не говорите о евробондах как варианте решения проблемы.

Я не сторонник евробондов, по крайней мере не сейчас. Потому что, если говорить о евробондах, то тогда нужен контроль. В противном случае, вы не можете выдавать кредиты, деньги отдельно взятому правительству, если нет контроля за их расходами. Такова ситуация – нельзя сказать, что у нас есть национальный суверенитет, в Европейском союзе. Да, это устраивает меня и мою страну, и другие страны: Грецию, Францию, Германию. И в то же самое время есть коллективная и индивидуальная гарантия долгов этих стран. Это нереально и невыполнимо. Хотя первым шагом должен быть фискальный союз, и уже потом, в самом конце, можно иметь дело с такими евробондами. Я думаю, это будет разумным подходом. Иначе вы можете использовать систему стимулирования. Если вы сможете привлечь большие деньги и не столкнуться с большими проблемами, тогда замечательно, вы потратите много денег. Тогда это неподходящая система стимулирования.

А что насчет ЕЦБ? Не кажется ли вам, что Центробанку придется вмешаться вновь и предпринять новые шаги нестандартной монетарной политики?

Да, я думаю, они уже достигли пределов своей монетарной политики. ЕЦБ уже достиг пределов. Как правило, в задачу Центрального банка не входит стабилизация банковской системы, стабилизация суверенного долга. Это обычно не входит в перечень задач ЦБ, потому что ЦБ должен контролировать инфляцию и, если это возможно, стимулировать рост. Но, естественно, во время такого кризиса Центробанк должен выступать в роли кредитора последней инстанции, как мы все знаем. Но кредитор последней инстанции — это означает крайнюю меру, этого не может быть в ближайшие два-три года. Хотя политики должны принимать решения, они должны находить пути стабилизации ситуации. И следует сказать, что многие дискуссии на прошлой неделе велись в правильном направлении, с моей точки зрения. Но, если нагрянет новый кризис и политики не смогут с ним справиться, то я глубоко убежден, что ЕЦБ придется предпринять более серьезные меры в этом направлении: нестандартная монетарная политика, покупка казначейских облигаций на вторичном рынке и тому подобное. Но я очень надеюсь, что все это больше не понадобится.

Вы также являетесь экспертом по Китаю, китайской банковской системе и экономики Китая. По вашему мнению, на них тоже оказывает влияние кризис в Европе?

Да, он очень сильно влияет на Китай. Китайская экономика и мировая экономика сейчас очень сильно переплетены. Китайская экономика ориентирована на экспорт, и снижение международного спроса окажет очень сильное воздействие на внутренний рост. А рост — это доход и рабочие места. Таким образом, кризис в Европе — это плохая новость. Поэтому Китай сильно заинтересован в стабилизации ситуации здесь и в США. И такая же связь ощущается в обратном направлении: рост мировой экономики на одну треть зависит от Китая. То есть любое замедление роста китайской экономики будет иметь воздействие на мировую экономику. Мы вступили в так называемый "плохой цикл", когда происходит замедление роста в Китае и в Европе и это приводит к замедлению в обоих регионах. Да, это, конечно, создает определенную проблему. Но Китай никак не пострадал от своих банков: даже несмотря на финансовый кризис, у них сохраняется хороший уровень капитализации. Они находятся под защитой государства, они принадлежат государству со всеми вытекающими из этого положительными последствиями. Тут нет проблем, проблема есть в экономике.

Если говорить о финансовых рынках… Мы все знаем о высоких ставках на китайских денежных рынках, особенно последние несколько месяцев. В чем причина?

Я думаю это проблема поступления средств, их нехватка. Центробанк полностью контролирует рынок денег. Я имею в виду, на Западе обычно слишком много рынков денег, которые стоят между Центробанком и коммерческими банками, и вторичные рынки между коммерческими банками. Хотя сейчас, после финансового кризиса, вторичные рынки уже больше не существуют на Западе. В Китае же можно говорить только о формальном существовании вторичных рынков. А на самом деле на рынке тотальное доминирование Народного банка Китая. Они изменили свою политику. После большого периода инфляции, что также является проблемой социальной стабильности в Китае. Так вот, недавно они ужесточили монетарную политику, и, с моей точки зрения, это основная причина дефицита ликвидности и краткосрочных ссуд в Китае.

Вы считаете, что политика Народного банка Китая не изменится?

Я думаю, все будет зависеть от дальнейших событий. Если, например, произойдет подъем экономического роста в мировом масштабе, стабилизация ситуации в Европе и рост в Китае, то такая монетарная политика сохранится. Это совершенно очевидно, потому что Китай очень серьезно относится к инфляции, так как это почти всегда становится социальной проблемой. А политическое руководство, партийные лидеры Китая очень чутко реагируют на любые признаки социальной нестабильности, и они будут заботиться об этом. Но если замедление сохранится, то мы уже окажемся совершенно в иной ситуации, что означает проблемы с ростом дохода, трудоустройством, и тогда, возможно, они пойдут на смягчение этой монетарной политики.

Беседу провел ведущий ТК "Россия-24" Николай Корженевский

Похожие статьи:

  1. Рынок не простит обрушение евро
  2. Долги в обмен на акции
  3. Европа выйдет из кризиса за минуту до полуночи
  4. Марк Мобиус: Европа будет успешной
  5. Р.Зеллик (глава ВБ): Европу может охватить синдром Lehman Brothers
  6. Распад еврозоны начнется с Финляндии
  7. BNP Paribas и Lloyds — о движении валют
  8. Безработица захлестнула ЕС
Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 223 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress

HTML tags are not allowed.

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha