Банковская система США и СССР (WSJ)

Капитализм зависит от доступа к капиталу. Печально, что банки пренебрегают благородным трудом по выдаче посевного материала самым перспективным труженикам предпринимательской нивы и вместо этого занимаются игрой в процентные ставки

Сегодня многие в Америке тревожатся по поводу того, что наша страна идет по пути Европы — становясь по мере расширения функций государства все более социалистической и все больше занимаясь перераспределением. Но, возможно, самой тревожной тенденцией является не фискальное расширение государства посредством чрезмерных расходов, а неоправданно высокий приоритет монетарной политики.

Наш центральный банк, Федеральная резервная система, пользуется своим огромным влиянием на банковские и финансовые институты для того, чтобы возвращать средства государству вместо того, чтобы направлять их на производительную экономическую деятельность. Для того чтобы оценить вредоносный эффект этого нездорового симбиоза банковской системы и государства, более поучительным примером послужит Советский Союз в последние годы накануне своего экономического краха.
Мы можем извлечь уроки из того факта, что Советский Союз обанкротился, хотя его бюджетная отчетность свидетельствовала о том, что доходы и расходы государства великолепно сбалансированы. При советских бухгалтерских практиках подлинный разрыв между доходами, генерировавшимися экономикой, и расходами, необходимыми для поддержания жизнеспособности государства, скрывался фантомной неизвестной переменной, которая якобы отражала оборотные фонды, предоставляемые Госбанком.

Проблема для советского правительства состояла в том, что средства, выделявшиеся государственным банком, шли на финансирование все более непроизводительной экономики — спасение нерентабельных предприятий, которые уже давно перестали давать реальную экономическую выгоду, способную повысить уровень жизни. Выделение займов этим предприятиям имело мало отношения к их заслугами или потенциальной полезности.

Советский центральный банк компенсировал разницу между государственными доходами и расходами, создавая пустые кредиты, которые расходовались бюрократами, занимавшимися центральным планированием. К моменту прихода к власти в 1985 году Михаила Горбачева, пообещавшего преодолеть катастрофическое финансовое положение Советского Союза при помощи «перестройки», дефицит бюджета, финансировавшийся через центральный банк страны, составлял более 30% всех государственных расходов.

Ленин здраво рассуждал о пользе банков. Незадолго до Октябрьской революции он писал: «Без крупных банков социализм был бы неосуществим. Крупные банки есть тот “государственный аппарат”, который нам нужен для осуществления социализма и который мы берем готовым у капитализма».

Эти крупные банки можно с легкостью увидеть в сегодняшней Америке: это те банки, которые считаются слишком крупными, чтобы рухнуть, поскольку их крах станет угрозой финансовой стабильности США. Состоя в обязательном порядке в Федеральной резервной системе, они являются важнейшими партнерами в проведении монетарной политики посредством приобретения и продажи облигаций казначейства, осуществляемых нашим центральным банком (этот процесс известен под названием «федеральных операций на открытом рынке»). Коммерческие банки не только служат проводниками политики ФРС по расширению или сокращению денежной массы посредством сделок с долговыми обязательствами казначейства, но и имеют доступ к краткосрочному финансированию от ФРС благодаря своему «дисконтному окну».

По мере значительного увеличения дефицита бюджета нашей страны — в утвержденном бюджете на 2012 отчетный год разрыв между бюджетными поступлениями и расходами государства увеличился на 34,9% — наш центральный банк резко расширяет свое участие в финансировании государственных расходов, превышающих доходы.

В 2011 году ФРС приобрела ни много ни мало 61% облигаций, выпущенных казначейством, поглотив таким образом значительную часть фискального излишка. Между тем, ФРС открывает банкам-членам доступ к средствам под рекордно низкий процент, таргетируя процентную ставку на уровне от нуля до 0,25% на рынке федеральных фондов и взимая менее 1% по основным ссудам через дисконтное окно.

Это плохое сочетание: ФРС, государственное ведомство, не только проводит монетарную политику посредством коммерческих банков, пользуясь долговыми обязательствами казначейства, но и предоставляет практически беспроцентные кредиты; она же занимается регулированием деятельности этих банков. Кредитным организациям нашей страны угрожает риск превратиться из частных компаний, предоставляющих займы и обслуживающих свободное предпринимательство, в безвольные инструменты федерального правительства.

Прискорбное финансовое состояние Вашингтона искажает сам характер банковского дела и обессмысливает финансовое посредничество. Вместо того чтобы брать на себя риск предоставления кредитов малому бизнесу или лицам, желающим приобрести недвижимость по цене ниже рыночной, но обладающей будущим потенциалом, распорядители банковских портфелей получают все стимулы к тому, чтобы играть безопасно. Зачем делать что-либо, могущее вызвать недоумение у инспектора по банкам?

Пока банкиры, работающие на местах, чувствуют нежелательность предоставления кредитов под локальные проекты, искажение структуры стимулов, вызванное доминированием ФРС в банковском деле и финансах, оказывает воздействие прежде всего на крупные институты. Они могут получить больше прибыли, торгуя сложными производными финансовыми инструментами и ведя спекуляции на валютных рынках вместо того, чтобы заниматься такой черной работой, как оценка индивидуальных предложений предпринимателей, ищущих инвестиционный капитал.

По данным Банка международных расчетов, более 75% стоимости непогашенных производных инструментов, составляющей 647 трлн. долл., приходится на такие контракты, связанные с процентными ставками. Это служит показателем того, насколько монетарная политика доминирует в мире больших финансов.

Капитализм зависит от доступа к капиталу. Печально, что банки пренебрегают благородным трудом по выдаче посевного материала самым перспективным труженикам предпринимательской нивы. Вместо это они увлеклись игрой с процентными ставками и финансовым арбитражем по правилам ФРС.

Появившиеся в последнее время идеи о том, что решение проблемы состоит в еще более активном вовлечении нашего центрального банка в решения банков о кредитовании — путем выдачи американским банкам специальных фондов ФРС для последующего кредитования ими утвержденных государством нефинансовых заемщиков — свидетельствуют о том, до какого опасного уровня вырос дирижизм нашей системы. Далеко ли до центрального планирования?

Джуди Шелтон — старший научный сотрудник Фонда экономических исследований Atlas, автор книг «Денежный обвал» (Money Meltdown, Free Press, 1994) и «Грядущий крах Советского Союза» (The Coming Soviet Crash, Free Press, 1989)

Голос России

Похожие статьи:

  1. Крах экономики мира — это цифровая финансовая система
  2. США в рецессии, а ФРС ничем не поможет
  3. Standard & Poor’s понизит рейтинг США
  4. Самый большой миф о федеральном резерве США
  5. Билл Гросс (PIMCO): наступает глобальная безработица в США
  6. Бен Бернанке: Все будет ОК!
  7. Скрытая война России и США
  8. Китайцы скупают США
Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 293 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress

HTML tags are not allowed.

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha